ЕСЛИ ПУТИН ПОБЕДИТ В УКРАИНЕ

Надеюсь, что написанное ниже будет воспринято не как пессимистический, а как реалистичный текст.
Нигде не сказано, что реалистическое мышление обязательно оптимистично. Иногда оно может принести нам сомнения и беспокойства.
Общим для реализма и пессимизма является то, что у них есть и негативные, в том числе плохие, сценарии развития.
Разница между реализмом и пессимизмом заключается в том, что реализм предсказывает в том числе и наилучший возможный сценарий, а пессимизм – в том числе и худший из возможных сценариев.
...
Здесь я буду говорить об Украине. Об Украины как повод, а скорее как причину трезво взглянуть на то, в какой ситуации мы находимся, что происходит с Западом и какое будущее нас ждет.
К сожалению, дела на Украине (в Войне против Украины) идут не очень хорошо. И они могут пойти плохо.
Если 2022 год закончился в пользу Украины (овладение стратегической инициативой, разгром под Харьковом, освобождение Херсона, паническое бегство рашистов, надежды на решающие победы в 2023 году),
то 2023 год близок к завершению в пользу Рашистской Федерации (постепенное овладение стратегической инициативой, остановка продвижения украинских войск, переход рашистов в контрнаступление в нескольких местах, особенно жестокое – с почти 50 000 человек – на Авдеивку/Авдеевку).
В украинском обществе (и среди нас, тех, кто на Западе переживает за Украину) к концу 2022 года на переднем плане были ОПТИМИСТЫ; ближе к концу 2023 года на переднем плане оказались ПЕССИМИСТЫ.
В первую очередь – об ОПТИМИСТАХ. Были ли они наивны, почему же оказалось, что они поддались (само)обману?
На мой взгляд, здесь есть только один ответ – потому что, прежде всего, они были оптимистичны в отношении Запада. Они думали, и как будто имели полное право, что Запад поймет, что это не отдельная, изолированная война, не очередная Чечня или Грузия, вспыхнувшая, как фурункул, на теле несуществующей уже Советской Империи, а бой с разведкой Мракобесия против Запада.
На карту поставлена судьба самого Запада.
И к осени 2022 года у оптимистов были все основания для оптимизма. После того как Запад созерцал с трепетом и завораженно невероятное сопротивление украинских бойцов на подступах к Киеву, он, Запад, решил помочь – в военном и финансовом, пропагандистском и моральном плане – Украине.
Но когда при блестящих победах Украины стала вероятна решительная и бесповоротная катастрофа России, Запад вдруг в октябре-декабре 2022 года резко сократил (в разы) помощь Украине, заставил украинских политических лидеров и генералитета прекратить наступление, и это позволило рашистам провести кое какую массовую мобилизацию, перегруппироваться, окопаться, набить колоссальные территории колоссальным количеством мин, побежать рысью к другим преступным государствам за военной помощью и отдышаться после тяжёлых боевых нокдаунов.
Самое главное, что, та и не предоставляя Украине боевую авиацию, Запад позволил путинским полчищам превратить Войну 21-го века в Войну 20-го века. Украинцы побеждали, потому что вели именно сетецентрическую войну, с быстрыми, смелыми и решительными роями, с информационным превосходством, с гибкой стратегией и эффективной тактикой, с децентрализацией власти к полевым командирам за счет централизации и с координацией за счет командования.
Все это было растрачено, рашистам дали возможность перевести Войну в колеи ремарковского «На Западном фронте без перемен» - окопное равновесие, позиционное кровопускание, слепой и глухонемой баланс сил, ничегонеделание и изнеможение украинского оптимизма.
В Войне XXI века решающим фактором вдруг и внезапно начало становиться пушечное мясо. А когда оно становится решающим фактором, Украина обречена.
Я продолжу эти размышления чут, позже. А теперь закончу свою речь об оптимистах и пессимистах.
Оптимисты, которые до недавнего времени представляли первые ряды и первые страницы аналитики и прогнозов Украины, искренне и проукраински верили в победу Украины. Их грех был в том, что они верили в Запад и Западу. Разве это их вина, что Запад ввёл их в заблуждение?
Да, я тоже отдавал дань доверию Западу, с той существенной разницей, что я всегда подчеркивал свою озабоченность тем, что Запад уже не тот, кем он должен быть, и все еще не является тем, кем он должен быть; я критиковал его за все, что он не делал для поддержки Украины, особенно за то, что он делал то, что было необходимо, чтобы не дать Украине проиграть войну, но не делал достаточно, чтобы помочь Украине выиграть войну.
Запад никогда не понимал, что что-либо иное, кроме победы Украины в этой войне, является для Украины поражением.
Сейчас в Украине на первый план выходят пессимисты. И у них есть свой зловредный и унижающий достоинство флагман – Арестович.
К сожалению, пессимисты не просто не верят, что Украина может победить – они верят, что Украина проиграет. Они выступают за сделку «Территории за Мир». Они нападают на Зеленского, они нашли способ его свергнуть - проведением выборов во время войны, как пир во время чумы.
Пессимисты раздули антиукраинский аргумент, подрывающий легитимность сегодняшнего украинского политического руководства - это огромная, по их мнению, коррупция в верхах государства.
Этот удобный оправдательный аргумент для многих в США (особенно для республиканцев) и даже больше – для очень многих в Европе, систематически раздувал бывший кагэбист Юрий Швец, доказавший, что бывшего кагэбиста не существует. Его подхватили некоторые русские и русскоязычные комментаторы, долгое время маскирующиеся под проукраинские (например, Латынина).
Я далек от мысли, что в Украине нет коррупции. В Европе тоже есть коррупция – Венгрия, Болгария, Словакия, Польша, Италия жутко коррумпированы, я мог бы продолжить этот список. В США есть коррупция. Меня (даже меня!) тоже пытались втянуть в коррупционные схемы американцы, англичане, французы, когда дело касалось продажи нам некоторых вооружений и техники. Один из них мне даже в свое время сказал – я больше не пойду в официальные институты, я нашел здесь бизнесмена, который знает, кому и сколько он должен дать, и буду работать с ним, чтобы продать свой товар. И продал его в огромных количествах и с минимальным качеством.
Речь идет о том, чте так называемой огромная коррупцияв Украине стала для Запада прекрасным предлогом не помогать Украине должным образом. И теперь помощь составляет одну ложку в квартал, как говорит один проукраинский аналитик.
...
Сейчас я скажу для вас что-то, возможно адски спорное.
Дело в том, что до, около и после 2014 года, и даже до, около и после 2022 года Украину предали одна часть русских на Украине и одна часть русскоязычных украинцев на Украине.
Сначала о русских на Украине. Они самые разные, и судя по моим украинским русским друзьям, подавляющее большинство из них любят Украину, она им очень дорога, это их Родина и она для них как мать.
Но часть русских на Украине отвернулась от Украины, предала и продала ее.
Именно поэтому для меня всегда был ключевым вопросом для каждой национальности, находящейся в меньшинстве в данной стране – любит ли она эту страну, дорога ли эта страна ей, является ли она для них Родиной и чувствуют ли они ее как мать. ?
Поэтому я спрашиваю друзей в Македонии – скажите мне, любят ли ваши албанцы Македонию, дорога ли она им, считают ли они ее своей Родиной и чувствуют ли они ее, как свою мать?
Пока однозначного ответа я не получил – ни положительного, ни отрицательного, возможно, такого ответа и нет. И есть и такие люди, и другие люди...
Украина – горький пример того, как часть русских в ней предала и продала ее. Они стали пятой колонной агрессивного геополитического монстра, в которого Путин превратил Россию.
Даже будучи студентом в рускоязычном Харькове (1975-1979) – а что я тогда понимал в серьезных геополитических делах? – ровно ничего! - Я спрашивал у своих украинских друзей – почему вы украинцы говорите (только) по-русски? Что было бы если мы, болгары, в Болгарии говорили по-русски? И мне они отвечали – важно не на каком языке ты говоришь, а что ты носишь в своем сердце.
Чаще всего именно так.
Но есть исключения.
Как говорит структурный лингвист Ноам Хомский, мы не только какие мы есть, так мы и говорим, но и как мы говорим, такими мы и становимся.
Я бы перефразировал это так – в определенных случаях и у определенных людей, как они думают и воспринимают мир, на таком же и языке они говорят, но также и на каком языке они говорят, так они начинают думать и воспринимать мир.
И вот, теперь в Украине, требования начинают распространяться и становятся не только настойчивыми, но даже наглыми:
за исторический компромисс;
за мир с Россией (против уступки территорий);
за принятие России как реальности – такой, какая она есть;
признать историческую неизбежность преобладания права силы над силой права в международных отношениях.
И заметьте, практически все носители этих настроений и их все более громкие их выразители – все более и более это русскоязычные украинцы. Идет массовая арестович-изация части русскоязычных украинцев.
И это не может не расстраивать и беспокоить меня...
У некоторых людей русский мир может проникнуть в сознание прежде всего через русский язык. Наверное, потому, что через этот язык они погружаются преимущественно и даже исключительно в русскоязычную среду – через то, что читают и смотрят, через то, что воспринимают и понимают.
...
Продолжим наши рассуждения, положа руку на сердце:
--- Альянс Добра (Запад, США, Европа, НАТО, ЕС) уступает Пакту Зла (Китай, Иран, Северная Корея) в помощи Украине – по решительности и по скорости принятия решений.
Пакт зла действует мгновенно, незамедлительно – Шойгу еще не покинул Пхеньян, а составы с 1 000 000 снарядов уже едут в Россию. Ничтожная Северная Корея дала Путину больше ракет, чем весь ЕС дал Украине.
--- Россия (как и ХАМАС) выигрывает битву за сердца и умы Запада. Это шокирует. Ну, хорошо, пусть не выигрывает, но хотя бы не проигрывает. Несмотря на свою варварскую войну против Украины.
Запад устал от этой Войны, она мешает ему наслаждаться жизнью, футболом, страстями и удовольствиями, самоуспокоением, иллюзией, что он будет жить (так) вечно. В результате Россия планомерно отсекает ту или иную страну от так называемого коллективного Запада – Венгрия, Словакия, Болгария, кто следующий?
--- Новый мировой порядок после падения Берлинской стены сохранил свои ключевые институты времен Холодной войны, не реформировал их, и теперь это бумеранг, ударивший Запад по лбу. Все видим как ООН возится с Западом. Россия какое-то время возглавляла Совет Безопасности, какое-то время Иран отвечает за права человека. Цинизм, абсурд, извращение, всемирная гадость.
--- Западные санкции не работают (как надо). Ршисткое вооружение и техника напичканы западными чипами. Современные айфоны и модели автомобилей находятся в свободном доступе в России и стоят даже дешевле, чем на Западе. По почте приходят айфоны – блестящие и нетронутые «промежуточной» рукой. Электромобили разъежают по крупным российским городам, а на Западе их ждут месяцами. Нефтяные доллары наполняют кошебки путинского режима и продолжают сыпаться на Кремль золотым дождем. Литва, Латвия и Эстония, Армения и Молдавия, Болгария и Румыния также входят в схемы, с помощью которых все западное гражданского и двойного (как гражданского, так и военного) назначения попадает в Россию сразу после своего производства. А про то, что Киргизия, Туркмения, Таджикистан, Казахстан, Узбекистан, Турция и многие другие являются для России оазисами для транспорта, перевозки и перевалки чего-либо западного – этого, наверное, не знают только президент Байден и президент Макрон.
...
Приходится признать, что есть специфика и особенности Запада, которые могут сделать его негодным. А негодный Запад может окажется негодяем. Потому что может профукать выполнит свою историческую цивилизационную миссию быть мировым лидером в Эру высоких информационных, коммуникационных, генных, медицинских, космических технологий и Эру качественно новых квантовых компьютеров, которые фундаментально, радикально, шокирующе и необратимо изменят мир.
Западу необходимо проснуться. Еще не поздно, но, к сожалению, уже очевидно, что Запад опаздывает с этим просыпанием. И может стать катастрофически поздно проснуться.
...
Вернемся к тому, что Война миров, которая зажглась на Украине (и подожгла мир и уже приобрела новый фокус – Ближний Восток) началась как Война 21 века и превратилась в Войну 20 века.
Война 21 века – это война, которая ведется в Новом обществе. В нем реализуются стратегии ориентированные на Цель. Т.е. Цель – ведущая, она главное. Вы ставите Цель и ищете ресурсы для ее достижения.
Война 20-го века – это война, которая велась в Старом обществе. В нем реализовались стратегии, ориентированные на Ресурсы. Т.е. Ресурсы – ведущие, они главное. У вас есть определенные Ресурсы и вы ищете, какой цели вы могли бы достичь с их помощью.
Рашистской федерации удалось превратить войну 21-го века в войну 20-го века. И поэтому эта война стала ресурсно-ориентированной. А Украина не может сравниться с Россией по ресурсам – ни по человеческим, ни по энергетическим, ни по военным, ни по пропагандистским.
Возьмем снова человеческие ресурсы. В России наблюдается ужасное сочетание огромных человеческих ресурсов и колоссально низкой стоимости человеческой жизни.
Кто сражается за Россию в этой войне?
--- Воюют преступники – до трети тех, кто участвовал и участвует в боевых действиях на Украине, являются уголовными преступниками – осужденными или ожидающими осуждения. Таким образом, Путин решает российскую проблему с ордами криминальных монстров, которые заполонили российские следственные изоляторы, тюрьмы и концентрационные лагеря.
--- Воюют самые бедные, маргинальные, непросвещенные, аутсайдерские слои. На деньги, которые им дают за походы на фронт, за ранения и смерти, эти безработные и субъекты, опоздавшие на все поезда, ведущие к достойной социальной и личной реализации, получают возможность зарабатывать фантастические деньги для своего бездарного бытия и сознания.
--- Воюют люди из отсталых, крайних, забытых Богом и Путиным, погрязших в грязи, алкоголизме, бездорожье регионов России. Смерть возвращается тысячами к ним с полей сражений Украины, но их и так приучили, что если все равно умрешь, то лучше не от самогона, а за что-то большое, за что-то великое. Москва и Питер, большие города не узнают об этих перепроизводствах смерти – они и так никогда не давали и пяти копеек за т. н. «русскую глубинку».
--- Воюют лица, исповедующие иную религию, чем православная, и имеющие другую национальность, отличную от русской. Особенно мусульмане, но также и представители всех других этнических меньшинств и всех видов религий. Вероятность быть убитым в Украине у чуваша в 13 раз выше, чем у москвича. А для дагестанца (что бы ни значило «дагестанец») вероятность в 11 раз больше. Поскольку Россия постепенно становится одной из крупнейших мусульманских стран, а православные русские могут однажды стать меньшинством в Рашистской Федерации, Путин проводит аналогичную обрезку нерусских и неправославных сорняков, это его евгеника по очистке заветой Россия от неполноценных, по его пониманию, и злокачественных по его великорусской шовинистической мании величия, элементов,.
...
В заключение можно надеяться, что Запад опомнится.
В то же время нам необходимо проводить глубокий анализ, использовать научные и практические инструменты раннего предупреждения, с помощью которых мы сможем определить вероятные сценарии будущего развития и, таким образом, осуществить достоверное стратегическое прогнозирование, которое дало бы нам шанс и надежду предвидеть, что ждет нас впереди, что до и за горизонтом.
Среди этих возможных сценариев будущего есть и негативные, деструктивные и просто плохие.
МЫ ТОЖЕ ДОЛЖНЫ ГОТОВИТЬСЯ К НИМ.
Есть еще плохой сценарий, который по своему смыслу, сути и содержанию не только возможен, но и худший из всех возможных сценариев.
НАМ ТОЖЕ НУЖНО ГОТОВИТЬСЯ К НЕМУ.
Если раньше мы, как правило, смотрели на настоящее и пытались угадать, какое будущее нас ждет впереди, то теперь нам надо, мы должны сменить оптику. Теперь нам нужно заглянуть в будущее, чтобы угадать, куда может направиться наше настоящее.
Каждый взгляд в будущее, каждая мысль о будущем – это первый шаг, первоначальная попытка изменить это будущее.
Надо помнить, что только одного будущего не существует!
Прошлое только одно (хотя версий о нем слишком много).
Настоящее есть только одно (хотя оно воспринимается многими по-разному).
Но есть много вариантов будущего.
Нам нужно постараться сделать все возможное, чтобы наступило одно из хороших будущих, если мы не можем гарантировать, что наступит лучшее из хороших будущих.
Но наши возможности в этом отношении не безграничны, они почти всегда ограничены.
Вот почему нам необходимо свести к минимуму вероятность наступления плохого (или худшего) будущего.
И если какое-то плохое (или худшее) будущее все же произойдет, нам необходимо минимизировать его разрушительные последствия.
Помимо хороших будущих нас ждет и плохих будущих.
Я не знаю, какое из хороших будущих нас ожидает, если мы сможем его реализовать.
Но я знаю, какое худшее будущее еще можно предотвратить. И название его – ЗАКАТ НА ЗАПАДЕ.
Этот Закат Запада может начаться, например, если Путин победит в Украине.
С сегодняшней точки зрения, вероятно, что Путин победит в Украине.
Запад все еще может сделать невозможным для Путина победит в Украине.
ВСЕ ЕЩЕ может. Но с каждым месяцем это ВСЕ ЕЩЕ будет ослабевать. И если Запад не встанет на ноги и не возьмет себя в руки, неизбежно наступит день, когда ему, Западу, придется признать, что больше невозможно сделать невозможно, чтобы Путин победил в Украине.
И тогда худшее из всех плохих вариантов будущего может обрушиться на нас со страшной неизбежностью.
И тогда мы предпочли бы, чтобы небо обрушилось на нас, а не это самое плохое будущее.

04.11.2023 г.

Reply

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
  ____    _____   ____    _  _     ____  
/ ___| | ___| | _ \ | || | | _ \
\___ \ | |_ | |_) | | || |_ | | | |
___) | | _| | _ < |__ _| | |_| |
|____/ |_| |_| \_\ |_| |____/
Enter the code depicted in ASCII art style.